Лучшие еврейские анекдоты. Разное — ассорти. Часть 3

— Двойра, наша тетя Рахиль умерла, вот письмо из Америки.

К местному богачу врывается знакомый:

— Хаим, спасайся! Наш достопочтенный ребе ска­зал, что Мессия может появиться со дня на день!

— И не думаю.

Мендель рассказывает:

— Еду я в поезде. Тут заходит контролер и смот­рит так, будто у меня нет билета.

— Ну а ты?

— А я посмотрел на него так, будто у меня есть билет.

— Куда ты так спешишь, Абрам?

— На почту тороплюсь, пока не закрыли.

— Письмо отправить или что?

— Нет, хочу в ручку чернила набрать.

Послали Рабиновича в Израиль колхозы организо­вывать. Через неделю приходит телеграмма: «Колхо­зы организовал тчк высылайте колхозников тчк».

— Абрам, купите своей невесте розы! Пусть цве­ты говорят за вас.

— Ладно, давайте одну. Я буду краток.

Хаим жалуется Абраму:

— У моего дяди Изи навязчивая идея. Он все вре­мя думает, что он курица.

— Так покажи его психиатру.

— Да? И остаться без свежих яиц к завтраку?

Два купца, Берка и Гирша, встретились на улице.

— Знаешь, Гирша, я тебя охарактеризовал с луч­шей стороны.

— Да? А как именно?

— Я сказал, что у тебя дела идут прекрасно: боль­шое состояние, неограниченный кредит, огромные доходы…

На одесском рынке мужчина продает попугая и индюка.

— Сколько стоит ваш попугай?

— Почему так дорого?

— Самый умный. Он не говорит «ты — дурак», но он так думает.

Один еврей рассказывает двум другим:

— Вы не можете себе представить, какой был при­ем! А стол, а посуда! Столовый прибор из чистого золота!

— Абрам, одолжи двести рублей.

— У меня только сто.

— Ладно, давай сто, остальные сто будешь должен.

Еврей у еврея в гостях.

— Абрам, ты масло намазывай на хлеб.

— Спасибо, я намазываю.

— Да ты намазывай масло-то!

— Да я намазываю.

— Нет, ты не намазываешь, а кусками кладешь.

В дом к известному богачу пробрался нищий. Хо­зяин пожал ему руку и поздоровался словами, кото­рыми приветствуют приезжих:

— Шолом алейхем!

Удивленный ниший спрашивает:

— Как вы, уважаемый господин, узнали, что я не­здешний?

— Если бы вы, хороший человек, жили здесь, зна­ли бы, что я никому милостыню не даю.

На одной из одесских улиц, а именно, на Дерибасовской, стояла заплаканная женщина. Иностранец, проходивший мимо, поинтересовался у нее:

— Что с вами случилось?

— У меня украли кошелек с деньгами.

Иностранец пожалел ее и дал ей деньги. Женщи­на стала его благодарить, а потом спросила:

В суде:

— Гражданин Михельсон, по документам видно, что, кроме денег, вы похитили много ценных вещей. Прошу вас об этом подробнее.

Умирающий сосед говорит Менделю:

— Если я подарю тебе тысячу рублей, моя душа попадет в рай?

— Я не уверен, но давай попробуем. А вдруг по­лучится?

Рабинович, одолжите сто рублей.

— Хорошо, а у кого?

Двое учащихся раввинской школы рассуждают:

— Скажи мне, Хаим, что бы ты предпочел: иметь шесть дочерей или шесть миллионов?

— Глупый вопрос! Конечно, шесть миллионов!

— Ложный образ мышления. Если бы ты заимел шесть миллионов, захотел бы иметь еще больше, а заимев шесть дочерей, наверняка бы ты уже больше ничего не захотел.

В одном доме размещались три еврейские лавки с обувью. Вполне понятно, что выручка была ничтож­ная.

Однажды один из владельцев над входом в свою лавку приколотил большую вывеску: «Здесь продает­ся модная обувь».

Заметив это, другой еврей, магазинчик которого находился в противоположном конце дома, тоже при­бил вывеску: «Самая дешевая импортная обувь».

Эти надписи рассердили третьего еврея, владель­ца лавки в средней части здания, и он, не долго ду­мая, над дверью своего заведения поместил большую вывеску со словами: «Главный вход».

Лева, сын Абрама, решил стать врачом-кардиоло­гом.

— Дурак, — заметил Абрам. — Учись на зубного. У меня сердце одно, а зубов аж тридцать два.

Встречаются два еврея.

— Рабинович, ты не забыл, что должен мне сто рублей?

— Я знаю, в понедельник, с самого утра…

— Понедельник! Я знаю твой понедельник. На прошлой неделе ты сказал, что не сможешь отдать, в прошлом месяце ты сказал, что …

— И что? Я хоть раз не сдержал слово?

Знакомый жалуется Рабиновичу:

— Эти врачи рецепты пишут как курица лапой, а потом разобрать невозможно.

Умирает старый еврей. Нужно послать телеграмму родственникам в Нью-Йорк. Вся семья обсуждала, как составить наиболее короткую телеграмму, наконец послали: «Хаим все».

Из Нью-Йорка приходит ответ: «Ой!»

Нищий стучит в дверь.

Хозяйка:

— Мне очень жаль, но сегодня в доме нет ни гро­ша, приходите завтра.

— А чего так тихо говоришь?

— А чтобы лошадь не услышала.

— Рабинович, помните, в прошлом году вы заня­ли у меня сто рублей?

— Помню, ну и что?

— А раз помните, то скажите, когда я получу их обратно?

— А я откуда знаю? Что я вам, пророк?

Мойша похитил свою возлюбленную. В полночь увел через окно и на такси увез на вокзал. Приехав, он хотел расплатиться, на что таксист ответил:

— Ничего не надо, отец невесты уже рассчитался.

Старый еврей дарит внуку ботинки:

— Возьми, Сема, и носи аккуратно.

Через месяц Сема приходит к деду:

— Деда, твои ботинки порвались.

— Как порвались? Такую обувь испортил! Мой отец их десять лет носил, я восемь лет носил, твой отец девять лет носил, а ты за месяц уничтожил!

Рабиновича принимают в партию. Проверяют по­литическую грамотность. Предлагают назвать трид­цать великих марксистов.

— Маркс, Энгельс, Ленин.

— Ну еше кто?

Рабиновичу задают вопрос:

— Можно ли прожить на одну зарплату?

This entry was posted in Чем таксист отличается от еврея. Bookmark the <a href="http://tc-grand.ru/luchshie-evrejskie-anekdoty-raznoe-8212-assorti-chast-3/" title="Permalink to Лучшие еврейские анекдоты. Разное — ассорти. Часть 3" rel="bookmark">permalink</a>.

Comments are closed.